Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

старая еврейка

(no subject)

Здравствуйте!
Меня зовут Мирьям. Это женский журнал практически Космо.
В моем журнале есть несколько основных тем - стиль, иудаизм, воспитание детей, отношения в семье (порядок перечисления произвольный). Если вас интересуют не все они, настройте дружбу так, чтобы видеть только записи с интересующими вас метками.
Collapse )
Пост с инструкцией для консультации по цветам тут.
Пост с инструкцией для консультации по линиям тут. (Не пугайтесь, это тоже мой журнал, только закрытый).
Пример удачной консультации тут:
Татьяна - раз, два, три, четыре
Пример консультации, не завершившейся успехом, тут:
Лена
("Портфолио графомана" - это копирайтинг, переводы, редактура. Да, это тоже я).
А еще можно просто читать и общаться. Я только рада.

Приятной дружбы.
кукла

Татьяна-4

Разбор гардероба подходит к концу. Татьяна пишет, что уже "словила волну" и некоторые вещи сразу, не фотографируя, несет "в гараж".
И уже видно, что у нее практически все есть: стиль  уже был, достаточно было только раскопать его под наслоениями случайных вещей.

Collapse )
кукла

Песнь песней

Сплю я, но сердце мое бодрствует.
Голос возлюбленного стучится:
Открой мне, сестра моя, подруга моя…
(Песнь песней)
Продолжение. Начало здесь.


 Ну да, там была израильтянка Х., которую девчонки прозвали сказочницей, и на лекциях которой мне хотелось завыть от невозможности рассмеяться ей в лицо. Там была молоденькая интеллигентная N., которая добросовестно изучала с нами философию хасидизма, но с которой мы как-то разговорились "за жизнь" – и как же она оказалась права!
N. была подающейнадежды скрипачкой, в самом начале блестящей карьеры, играла в оркестре Гостелерадио – и все это бросила, когда узнала, что для еврейской женщины нескромно появляться на сцене перед мужчинами.
Больше всего меня мучила необходимость бросить работу – какая уж там учеба в Орле, а тем более – жизнь, для соблюдающего еврея-то!
"Не жалеешь?" – спросила я ее. В ответ она поцеловала свою маленькую голубоглазую дочку и просто сказала: "Вот она, моя награда!" Я тогда не поверила. Вспомнила, когда целовала свою маленькую темноглазую…
Но главное – там были раввин К. и "русская" израильтянка Г.. Я знаю, Всевышний привел их на тот семинар для меня, а меня – для них. Потому что с того момента, как я пришла ни их первые лекции, я приняла на себя исполнение заповедей. Всех. Конечно, были взлеты и падения, но… Больше я уже не стремилась любой ценой вырваться с семинара, потому что была готова терпеть. Ради их лекций.
Кстати, муж мне рассказывал потом, что когда он впервые пришел в синагогу в Марьиной Роще в восемьдесят четвертом году, там во дворике на деревянном крылечке сидел К. в одном талесе и читал книгу "Тания". Друзья юности они, да…
Сейчас мне смешно вспоминать те дни… В канун субботы девочки принарядились кто во что горазд, потому что им сказали: субботу будем праздновать! Я надела свое новое нарядное платье, а более "опытные" девочки шептали мне: "При раввинах нельзя без рукавов ходить!"
У меня, как, впрочем, и у всех остальных, не было летней одежды с рукавами. Зато в чемоданчике нашлась пара гольфов – под брюки. И с того момента, как я услышала, что голые ноги – это нескромно, я ходила до конца семинара в маечках – зато в гольфах.
Кстати, хождение в маечках тоже закончилось быстро и нехорошо. У меня рука не поднималась выкинуть свою любимую одежду, и после семинара, вернувшись домой, я продолжала носить то, что было. Дня два или три продолжала. Пока однажды возле меня на улице не остановилась машина. Водитель выглядел на мой наивный взгляд прилично, а с той далекой окраины, с которой я возвращалась, транспорт почти не ходил. Ну да, это ж нормально – помочь человеку, который идет пешком. Не смейтесь, я села.
По пути мы несколько раз останавливались на обочинах. Я сейчас пытаюсь вспомнить, что мне такое удавалось сказать ему каждый раз, что заставляло его снова повернуть ключ в зажигании… Не помню. Думаю, ерунду, какую-нибудь. Просто Всевышний меня хранил. Я выскочила возле первой же "живой" автобусной остановки и больше уже никогда не носила обтягивающие маечки и не нарушала законы уединения. Есть в Торе такие законы, запрещающие посторонним мужчине и женщине оставаться наедине друг с другом. В том числе в машине в безлюдной местности. Даже если мужчина выглядит прилично.

Продолжение следует.
кукла

Песнь песней

Сплю я, но сердце мое бодрствует.
Голос возлюбленного стучится:
Открой мне, сестра моя, подруга моя…
(Песнь песней)

Продолжение. Начало тут.

Итак, мы развелись. Я не буду тут описывать, как мне было паршиво, но я делала хорошую мину при плохой игре. Я рассказывала всем встречным и поперечным, что меня можно поздравить: я развелась и теперь совершенно свободная женщина. Могу, например, поехать, куда хочу.
(Куда поехать-то? Ну да, у меня, как у всех учителей, отпуск на носу на целых три месяца, да только зарплата $50… Миску отодвинули, зато лаять разрешили, да!)
"Ой, как замечательно! – воскликнула Элла, председатель общины, - А я как раз не знаю, с кем бы свою дочку послать на еврейский семинар! Ей всего шестнадцать, и она еще никогда не ездила никуда одна!"
Еврейский семинар? Прямо через неделю? Это мысль! Меня только несколько смутило, что семинар был женский. Что мне, свободной женщине, делать на женском семинаре? Но альтернативы все равно не было, и я согласилась.
Были заказаны места на семинаре и билеты до Москвы, а прямо накануне выяснилось, что я еду одна. Девочка, которая еще никогда не ездила никуда одна, передумала.
Вот. Ну, что вам сказать? Главное – если Всевышний решил, что будем копать – значит, будем копать! Первое мое впечатление от семинара – бежать, куда глаза глядят. Дело в том, что до этого на той же базе отдыха и с той же командой организаторов проходила смена еврейского детского лагеря. В котором шестнадцатилетние девочки были самым старшим контингентом. И пацаны со всех окрестных деревень дневали и ночевали под забором базы отдыха, а иногда и в палатах.
Я ни над кем не иронизирую. Всего пять лет назад на танцевальном семинаре в Одессе…
Но организаторы лагеря и семинара были так напуганы, что решили принять меры предосторожности. Поймите меня правильно, на том семинаре большинство было совсем юных девушек. Чьи мамы отдали их на две недели в надежные руки. Таких как я – которые уже годами не жили с родителями, имели за спиной развод и работали учителями как раз у таких, которые составляли большинство на семинаре – если и были, то единицы.
Так что организаторов можно понять. Строем в столовую, строем из столовой, кружок "Умелые ручки" – булавками прикалываем пайетки к пенопластовой бабочке, перекличка перед тихим часом… Но мне казалось, что если я немедленно не вырвусь отсюда, то просто физически задохнусь.
Вырваться оказалось не так просто: рейсовых автобусов до железнодорожной станции не было, дорогу я не знала, а между тем лекции шли своим чередом. И большинство лекторов все-таки были адекватными людьми. Более чем адекватными.

Продолжение следует.
кукла

Песнь песней

Сплю я, но сердце мое бодрствует.
Голос возлюбленного стучится:
Открой мне, сестра моя, подруга моя…
(Песнь песней)

Продолжение. Начало здесь.
 Я ведь почему тут рассказываю о Брюнете и о своей работе в школе? Потому что сейчас мы подошли вплотную к моменту, с которого я начала свое повествование – к тому разговору на лавочке в метро.
Итак, три года мы с Брюнетом прожили очень мило, а потом вдруг как рукой сняло все полетело в тартарары. Вот так, резко. Не буду я рассказывать, что у нас там происходило, грустная это история. Те, кто подобное пережил, знают, что в разводе веселого мало. Даже если годы спустя ты обнаруживаешь, что этот развод был самым большим везением в твоей жизни.
Потому что иначе не случилось бы того, о чем я вам сейчас расскажу. То есть, в результате, конечно, случилось бы, но вышло так, что реально это случилось именно благодаря разводу.
Теперь небольшое пояснение. Я выросла в семье, в которой голос повышали только на детей. Даже противостояние папы и дедушки было немым. А уж между мамой и папой я никогда не видела даже немого несогласия. Слово "развод" я как носитель языка знала, но сама реалия была из какого-то параллельного мира.
Поэтому, когда наши с Брюнетом отношения так резко изменились, о нашем разводе говорили все кроме нас самих. Так продолжалось ровно год. А потом (как сейчас помню, он пришел домой вечером накануне выходных плюс майские праздники) я вдруг, неожиданно для самой себя, сказала ему: я развожусь. Четвертого мая, в первый же рабочий день, в наших паспортах появилась отметка о разводе.
А месяцем раньше, в далеком Иерусалиме, один маленький мальчик вложил записку в щель в Стене Плача: "Я хочу, чтобы мой папа женился". Но это так, для любителей порыдать от нахлынувших чувств.
Итак, мы развелись. Детей у нас не было. Я часто спрашивала себя потом: что было бы, если бы я осталась матерью-одиночкой? Пожалуй, я не смогла бы тогда так круто изменить свою жизнь. Ну да, конечно, потому-то Всевышний и отложил рождение моих детей на потом.
Нет, я понимала, что чему быть – того не миновать. Хоть тушкой, хоть чучелом. Хоть с детьми, хоть без оных. Но как? Ка-ак?
И вот узнала я недавно историю очень похожую на мою, с одной только разницей: героиня истории таки была матерью-одиночкой. N., ты меня сейчас читаешь, да? Ну конечно, так бы все и было: медленно, на много лет, на много слез и мук это растянулось бы. И не то что я такая хорошая, что заслужила свое счастье на блюдечке с голубой каемочкой… Просто, видимо, одному маленькому мальчику очень нужно было, чтобы его папа поскорее женился.

Продолжение следует.
кукла

Песнь песней

Сплю я, но сердце мое бодрствует.
Голос возлюбленного стучится:
Открой мне, сестра моя, подруга моя…
(Песнь песней)

Продолжение. Начало здесь.
Ну, вы уже поняли, что я в своей жизни бешено интересовалась двумя вещами – еврейством и авторской педагогикой. Ну, еще политикой одно время, но уж это точно была глупость. А интерес к авторской педагогике со временем плавно перерос в интерес к коррекционной педагогике. И даже с годами воплотился в соответствующий диплом. Который мне пригодился ровно год. Но, как я уже сказала, об этом в другой раз.
А в этот раз про еврейство. Дома в этом плане мне ничего не светило. Бабушка и дедушка говорили мне, что между собой они общаются по-немецки. Но делали они это не всегда, а только когда содержание беседы не было предназначено для детских ушей. Видимо, для них идиш тоже не был родным языком.
И я верила, самое смешное, что это правда немецкий. Даже не помню, когда я вообще узнала о существовании еврейского языка – идиш… И когда я впервые услышала еврейские песни – тоже не помню. Но, что характерно, велась только на аутентичное. Сестры Берри и прочее подобное – мимо. Хотя Капитан как раз все время подкидывал мне записи – занимался моим музыкальным воспитанием, да… И возмущался, как я могу не оценить ТАКОЕ.
А я, помнится, в Питере, купила в музыкальном магазине пластинку ансамбля "Фейерлех" – и была счастлива. Я слушала сотни и тысячи раз "Раби Элимейлех", "Ицик женился" и прочее. Но это было уже позже, в разгар перестройки, когда такое уже начало появляться в магазинах, пусть и редко. Кстати, как выяснилось позже, дипломной работой моего мужа (Мужа, а не Брюнета, прошу не путать!) были как раз афиша, пригласительный билет и конверт для пластинки "Фейерлех". Но это к слову.
Collapse )

кукла

Песнь Песней


Сплю я, но сердце мое бодрствует.

Голос возлюбленного стучится:

Открой мне, сестра моя, подруга моя…

(Песнь Песней)

Первый нах. Начинаю по просьбе френдессы.

Мы сидели на лавочке на станции метро и разговаривали. Если задуматься – это как-то странно: продружить неразлучно четыре года института вплоть до моего замужества, а несколько лет спустя вот так назначить встречу уже в Москве, в которую нас обеих привели практически одновременно совершено разные обстоятельства.

- Ты понимаешь, у меня всю жизнь было ощущение, что вот сейчас постучат в дверь, вошедший назовет мое имя, и с этого момента у меня начнется новая жизнь… И вот сейчас я осознала, что это было предвиденье. Что со мной это правда случилось.

 

Collapse )